понедельник, 2 июля 2012 г.

ПРОБЛЕМЫ И ВЫЗОВЫ РОССИЙСКОГО БИЗНЕС ОБРАЗОВАНИЯ

О проблемах и перспективах подготовки управленческих кадров беседуют в нерабочее время Андрей Волков, ректор Московской школы управления Сколково, и Сергей Чернышев, директор Русского института.
А.В.: Я сейчас скажу жесткую вещь: общество — это большая камера хранения, где людей от пяти лет до двадцати пяти минимум, а в современном американском обществе — до тридцати не пускают в дело. Двадцать пять лет — такие максимальные сроки в сталинских лагерях давали! Сейчас же всем дают такую отсидку. Только после этого человеку разрешают немного попробовать самому.
Институт образования глубоко ущербен по своему технологическому устройству. Не обсуждаем содержание — какая разница, что учить: древнегреческий, латынь или уравнения математической физики, — все равно это тренировка ума. А вот технологически мы глубоко ущербны, потому что лишили человека права на пробу, на ошибку. Современные вузы — это просто двенадцатые–пятнадцатые классы той же школы, экзамены — как в школе, дисциплинарная ответственность — как в школе. При этом все силы направлены на то, чтобы как можно дальше держать человека от любой попытки что-то сделать. А если повезет встретиться с кем-то умным, попытаешься мыслью выйти за пределы канона — и вспоминаешь об этом всю жизнь как удачу.
Почему такие успехи у MIT, Физтеха или МИФИ? Потому что там право на ошибку было гораздо шире, чем в других местах. Там можно было попробовать, можно было подискутировать с человеком, который по-настоящему делает бомбу или атомный реактор. В МИФИ, куда я поступил, мы реально с ними встречались.
Когда я стал ректором тольяттинской бизнес-школы, сразу объявил амнистию, отменил все зачетные и экзаменационные сессии, поскольку экспериментально знал: это взаимное вранье, одни делают вид, что учат, другие — что учатся. С третьего курса все студенты шли работать. Диплом писали два с половиной года, шесть промежуточных предзащит. Только тогда у них появлялось практическое отношение, возникали вопросы — рефлексивные, подлинные. Они начинали впервые проявлять интерес на третьем-четвертом курсе, когда большинство предметов уже прошли. Вот тогда-то возникал интерес к истории, социологии, философии, которые им принудительно вставляли на первом курсе.
Я думаю, что в следующие пятьдесят лет нас ожидает — хочется верить — подлинная революция в содержании и методах «изготовления» людей. А страны и образовательные системы, которые этого не сделают, станут лузерами. Смотрите, какой рывок совершила Корея в области физико-математического образования. Экспериментально показала, что всю страну можно вывезти рывком, за пятнадцать–двадцать лет, на небывалый уровень, который уже сейчас нам не снится.
Полный текст беседы ЗДЕСЬ>>

Комментариев нет: